Ольга Лаврентьева (kuno4ka) wrote,
Ольга Лаврентьева
kuno4ka

Categories:

1949 Шанхай



Пополнение в моей сокровищнице: графическая новелла «1949 Шанхай» Максима Шараева, издательство «Alt Graph». Выхода «Шанхая…» я ждала давно, превью в сети поражали красотой и обещали читателю невероятное наслаждение. Это вторая книга Максима Шараева. Первая – «Смерть, к которой он непричастен», комикс-адаптация произведения Кобо Абэ, тоже есть у меня, и она тоже прекрасна. Но сейчас о Шанхае. В новом комиксе – тот же уверенный и узнаваемый почерк автора и снова тема востока. Только подход к рассказыванию истории совсем другой.



Особенность сюжета – отсутствие главного героя. Повествование выглядит как визуализация страниц из найденного среди мусора дневника. О его авторе, очевидце событий 1949 года в Шанхае, не известно ничего, и до самого конца он так и не появится «в кадре». Зато постоянно присутствует его грустный-грустный взгляд и ощущение обреченности, которое проходит через всю книгу. Здесь несколько сюжетных линий, пересекающихся, спутанных и связанных Шанхаем. Лица персонажей и их истории мелькают, как в калейдоскопе, фокус перескакивает с одного эпизода к следующему.



Рисунок невероятной красоты, дух захватывает. Внимательное отношение к деталям, которые воссоздают атмосферу места и времени, и трепетное отношение к первоисточнику. То, что за основу рисунка взяты фотографии, легко считывается, но это не маскируется, а используется как прием. Статичные картины вдруг начинают оживать и шевелиться, на страницах появляются живые люди, вовлеченные в водоворот событий. Впрочем, водоворот до поры до времени вращается довольно медленно, динамики немного, зато атмосфера захватывает с первых страниц.



Скажем честно: русские читатели в основном очень мало знают про этот период в истории Китая. Кто там против кого воевал, и кому надо сочувствовать? Как рассказывать про давние события в незнакомой стране и вынудить читателя проникнуться горестями героев? Как сделали бы в банальном приключенческом комиксе: придумали бы героиню, секси-журналистку, например, и запустили бы её под каким-то предлогом в Шанхай в смутное время. А дальше читатель наблюдал бы стандартный набор «захватывающих» эпизодов.



Там, где в «нормальном» приключенческом комиксе были бы драки и погони по узким улицам Шанхая, в узком платье, с перестрелкой среди тюков с хлопком, У Максима Шараева внезапно – стихи поэтессы Лариссы Андерсен. Можно я их процитирую для воссоздания атмосферы?

Земля порыжела... Вода холодна...
Мы выпили счастье и солнце до дна.
И ветер тревожен и зыбка заря,
О чем-то, о чем-то они говорят...

Вместо динамики - вовлеченно-отвлеченное созерцание, очень по-восточному))) Впрочем, финал будет грозен и эпичен. Конечно, это гораздо более сложный способ рассказать про незнакомую эпоху и незнакомые события, оценят не все, ведь от читателя требуется гораздо больше концентрации для погружения в сюжет. Но Максим Шараев взялся за сложную вещь и с задачей справился. «Шанхай 1949» захочется еще не  раз перелистать.
Tags: книги, художники
Subscribe

Posts from This Journal “книги” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments